» Происшествия » Ужасы карантина: вернувшаяся из Италии россиянка рассказала о "лечении" коронавируса в Подмосковье

Ужасы карантина: вернувшаяся из Италии россиянка рассказала о "лечении" коронавируса в Подмосковье

Описание
Комментарии (0)
201
25:55
Ужасы карантина: вернувшаяся из Италии россиянка рассказала о "лечении" коронавируса в Подмосковье

Прилетевшая из Италии Юлия Якимова поделилась своим опытом "лечения" опасной инфекции.

Вернувшаяся из Италии россиянка Юлия Якимова поделилась с подписчиками своего Facebook о том, как еще в аэропорту ее отправили в карантин по коронавирусу в одну из больниц в Подмосковье и какие ужасы ей пришлось при этом пережить.

"Хочу всем рассказать о том, как проходит карантин, если у вас есть подозрение на коронавирус. Если у вас есть возможность, прошу поделиться этим постом идхтцуш с другими, потому что ни до кого из Роспотребнадзора достучаться невозможно, они не берут трубки. Остаётся надежда только на социальные сети. Я понимаю, что сейчас все очень напуганы коронавирусом, но я прошу вас представить себя на моём месте, и подумать, что вы бы делали. Мое психическое состояние доведено до предела. Если вы хотите ближе к сути, то можете начать читать историю с третьего дня.

День 1.

12 марта я прилетела из Рима в Москву. В Домодедово у всех проверяли температуру, и сотрудники милиции вместе с врачами меня задержали, потому что у меня была температура 37,5. Я пыталась объяснить, что у меня всю жизнь повышенная температура, и у меня часто бывает 37 из-за хронической болезни, и что мы можем позвонить моему врачу, который знает мою историю болезни, но мне ответили, что это неважно. У меня взяли анализы на коронавирус и держали в аэропорту практически 5 часов. Оказывается, результаты теста на коронавирус делаются в течение 3 рабочих дней в России, потому что их отправляют в лабораторию в Новосибирск. В Италии результаты теста приходят всего через 2 часа, ну ладно. Теперь задумайтесь пожалуйста, почему в Италии так много случаев, а в России так мало. Вы просто не знаете о них. Просто в Италии намного быстрее выявляют его наличие.

У меня посмотрели горло и послушали легкие, сказали, что все прекрасно. Я и правда себя чувствовала хорошо, и никаких симптомов у меня не было. На вопросы, какова дальнейшая процедура никто мне не отвечал. У меня была заблокирована российская симкарта, и я не могла связаться с родителями. Когда я просила позвонить моим родителям, которые ждали меня на улице 5 часов, мне отвечали, что позвонят, но никто этого не сделал. Через какое-то время мне дали бумаги, которые нужно подписать. Нужно было подписать, что я соглашаюсь на карантин в больнице на 2 недели. Я спросила, что будет в случае моего отказа, на что мне ответили, что сотрудники полиции укажут, что я отказалась с ними сотрудничать, и меня в любом случае силой повезут в больницу. Итог один, наверно лучше подписать, что я и сделала. Потом врачи сказали, что повезут меня в больницу. Мне называли 2 возможные больницы, в итоге повезли в третью. После 5 часов, врачи в комбинезонах вместе с милицией повели меня под конвоем в карету скорой помощи. В аэропорту было много народу. Все смотрели, как меня ведут сотрудники в скафандрах. Ну что же, я бы тоже смотрела. Мне удалось увидеть родителей только мельком, и передать один чемодан. Мама в замешательстве спросила меня: “Как так?” на что я могла только пожать плечами.

Везли меня туда чуть меньше часа, все дальше от Москвы и от моих родителей. Я спросила у водителей, шуточно:

-И что со мной будет? Расстреляют?

-Нет, Вы что, каждая человеческая жизнь важна.

Как мы узнаем в конце моей истории, врачи в больницах так не думают. В итоге где-то в час ночи я оказалась в Климовске, где меня уже ждала бригада врачей в комбинезонах. Меня просили ни в коем случае не снимать маску, похоже, что они были напуганы моим присутствием. До 2 часов ночи мы с местными врачами заполняли документы. Мне опять посмотрели горло и послушали легкие, и с удивлением заявили, что похоже я здорова, как бык.

В 2 часа ночи мне в Климовской Городской больнице намерили 37.1. Меня поместили в палату с 3 кроватями, которые стояли чуть ли не впритык друг к другу. Пока что они были пусты. Невольно у меня возник вопрос, какого хрена, а где же обещанные отдельные боксы для людей с подозрением на коронавирус? Ответом мне было:

-В Москве больницы заполняются быстро, отдельных боксов на всех не хватает.

- То есть ко мне в палату могут положить кого-то с высокой температурой и больным горлом, у кого вероятность быть зараженным намного выше?

- Если мест не будет, то да.

Так же я узнала, что окно в палате я открыть не смогу, потому что они закрыты наглухо. За мной запирали все двери, чтобы я не смогла убежать. На мои расспросы, сказали, что даже если все тесты на коронавирус придут отрицательным, меня все равно будут держать 2 недели. Я же бумаги подписала, значит, моя судьба на 2 недели решена. Я отдала свое здоровье людям в комбинезонах.

Врачи ушли из палаты и следили за мной из окна, которое занимало практически всю стену. Я чувствовала себя как зверек в зоопарке, на которого глазеют странные безликие скафандры за стеклом, и ждут, что же со мной будет дальше. Но никто из этих безликих скафандров даже не задумался покормить меня ужином, которого у меня не было.

Непокормленный зверек в своей клетке решил пойти спать. Кровать была невероятно жесткая, и на ней была какая-то клеенка, которая постоянно съезжала. С одной стороны на меня падал свет из окна, через которое за мной наблюдали скафандры; с другой стороны, прямо в лицо мне светил огромный фонарь, спать было невозможно. Всю ночь меня трясло от мысли, что прямо ночью ко мне в палату привезут больных с серьезными симптомами, а кровати стоят впритык, и из здорового человека я быстро превращусь в больного. Я плакала всю ночь, конечно, я плакала. Не помню, когда в последний раз в жизни мне было так страшно.

День 2.

Мне повезло, и я очнулась одна в палате после примерно часа сна. В 7 утра меня разбудили на анализы: проверка легких, горла, живота, температура 36,6, все прекрасно. Опять взяли анализы на коронавирус. Я слышала, как врачи за стеклом в замешательстве обсуждают меня: Она здорова, что она тут делает?

Мне сказали собирать вещи, потому что помещают меня в отдельный бокс. Я со скоростью света схватила свои вещи, и побежала за врачом. Я была безумно рада, что буду одна, ведь закрытый бокс в больнице сейчас в эпоху пандемии – это самое безопасное место. Но на самом деле это тюрьма. За мной закрывали ни одну, а две двери. Опять огромное окно практически во всю стену. Еду мне скафандры передавали в окошко, прям как в тюрьме. Еда была конечно ужасная, но спасибо хоть, что в отличие от предыдущего дня, мне дали поесть.

Из несчастного зверька в зоопарке я быстро превратилась в заключенного, к которому боятся приближаться. Меня просили обрабатывать мои отходы специальным дезинфицирующим раствором. Врачи, а вы знаете, что через предметы вирус передаваться не может, тем более, кому нужен мой мусор. Через какое-то время мне принесли бумажку с инструкцией, что в целях профилактики меня просят полоскать горло мирамистином.

- Хорошо, я буду. Давайте мирамистин.

- А у нас нет, пусть вам родители привезут.

-То есть как это нет? Это больница или тюрьма? У вас даже лекарств нет?

-Нет.

Родители приехали, конечно. Мама плакала, я пыталась убедить ее, что тут не так плохо. Увидеть мне их конечно не разрешили. Я махала им из окна на втором этаже, и мы говорили по телефону. Они передали мне все необходимое и лекарства, которые мне даже и не нужны. В течение дня через огромное окно в стене я видела, что пришел какой-то работник. Он вешал таблички возле дверей. Возле моей двери тоже начал что-то вешать. Через какое-то время я вижу, что в моей комнате включена кварцевая лампа. Я стучу этому работнику:

- Выключите пожалуйста лампу.

Ответом мне было непонятное бурчание не на русском языке. Я стучала в стекло в стене как могла. Я же могу отравиться озоном при включенной кварцевой лампе, а выключить я ее не могу, потому что выключатель вне моей комнаты, а двери закрыты. Я в панике открыла окно, проветрить комнату. Что я еще могу сделать? Через какое-то время пришла врач, я ей сказала про лампу, она выключила.

-Вы его простите, он не понимает на русском.

-Он что, пытался меня убить, потому что меня подозревают на коронавирус?

- Нет, конечно, он не знал, что делал.

Правда ли, что он не знал, думала я. Правда ли, что меня в этом закрытом боксе просто не убьют, когда решат, что это необходимая мера, чтобы предотвратить распространение коронавируса.

День 3.

7 утра: анализы, температура 36,6.

-Собирайтесь, Вас переводят в другую больницу во Львовском.

-Почему?

- В ваши боксы переводят больных с подтвержденным коронавирусом.

- А в другой больницу я буду одна в комнате?

- Я не знаю, я там не работаю. Маску оденьте...

Собрала все вещи. Завтрак. Приехала карета скорой помощи. Меня и еще одну девушку из этой же больницы посадили в одну карету скорой помощи и повезли. Я спросила у девушки:

- А ты откуда летела?

- Из Милана в Иркутск. Не долетела. В Москве вывели из самолета, даже багаж не дали забрать. Я тут вообще без вещей, даже переодеться не во что.

- А у тебя были симптомы какие-то?

- У меня температура 38, и горло болит.

-Понятно.

Приехали. Посмотрели мое горло, легкие, температура у меня 36,6. Я спрашиваю:

-Меня поселят одну?

-Нет. Вы же вместе приехали, селим вас вместе.

-А ничего, что у меня нет никаких симптомов, я здорова, а вы селите меня с человеком, у которого 38, и болит горло? Даже если у нее не коронавирус, может эта другая инфекция, и она меня заразит.

-Указания свыше отдали вас селить вместе, мы ничего не решаем, делаем только то, что говорят.

Поселили нас вместе, да. Палата 9 метров, 4 кровати стоят впритык. 2 розетки всего на всю палату, безумие. Врач заходит в палату:

-Ну, в палате то вы снимайте маски, все равно тут больше никого нет.

-Нет, спасибо.

Другая девушка тоже не снимала маску. Мне было ее одновременно жалко, потому что у нее даже вещей нет, и родители в другом городе, никто ничего не привезет. С другой стороны, я ее боялась, ведь у нее горло болит.

Через какое-то время слышу голос врачей:

-Еще одну привезли.

У меня пошел холод по спине. Одну. Значит, это девушка. Значит, могут поселить вместе. Неужели поселят, что тогда делать? Меня, здорового человека, здесь с большей вероятностью заразят, чем в Италии. Что я наделала, зачем я вернулась из Рима. Почему я головой не подумала.

Прошло время. Пришел врач. Я спрашиваю:

-А новую девушку куда-то поселили?

-Да, в отдельную палату.

- ТАК У ВАС ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ БЫЛА ОТДЕЛЬНАЯ ПАЛАТА, А ВЫ НАС ВМЕСТЕ ПОСЕЛИЛИ?

- Но вы же обе из Италии прилетели. А девочка из Калининграда, у нее то ничего нет.

-Раз из Италии, то значит сто процентов коронавирус? Значит, с нами можно делать, что угодно, и селить пачками вместе даже без результатов теста?

-Ну, не надо было в Италию ездить.

-Спасибо...

Из разговоров с врачами я поняла, что никто из них и не знает, что в разных регионах Италии абсолютно разное количество случаев. В Риме, откуда прилетела я, около 100. В Милане, откуда прилетела девушка, количество случаев переваливает за тысячи. И она мне сказала, что заболела уже там чем-то, и знала, что больна, когда летела. И мне это говорит человек, который живет со мной в малюсенькой палате в половине метра от меня, у которой нет ни симптомов, ни температуры, ничего.

Сейчас я не могу спать, я понимаю, что скорее всего в нашу палату привезут еще людей, пойманных в аэропорту с рейсов. Я не смогу ничего сделать. Даже если я была здорова, это уже неважно. Тесты, которые мне делали на коронавирус в аэропорту, уже не важны. Я провела сутки с человеком, у которого есть симптомы. У меня будут брать новые тесты. Я слышала, что девушка из Питера убежала из карантина. Я понимаю, почему. Как ее в этом можно винить? Во Львовской больнице врачи ходят между палатами без комбинезонов, и даже без очков. Просто маска. Я слышу, как врачи постоянно кашляют, у них осипший голос. Я спросила врача.

-У Вас что, горло болит?

-Нет, я просто много курю, это мой нормальный голос.

Правда ли это?- думала я. Как мы все знаем, маска не спасает от коронавируса. Врачи его могут легко подхватить от людей из соседних палат и передать мне.

И я даже знаю, в чем проблема, и как вероятно ее можно решить. Дело в том, что все граждане из регионов летят транзитом из Европы домой через Москву, потому что прямые рейсы отменили. Их останавливают в аэропортах в Москве, не давая долететь до регионов, и даже не давая забрать свой багаж. В итоге, больницы в Москве переполнены, и нас всех кладут кучами друг с другом, а больницы в регионах пустые. К сожалению, я не знаю, какое количество специализированных больниц в регионах, но что-то мне подсказывает, что они есть, потому что с инфекционными заболеваниями боролись и до коронавируса. Я не понимаю, почему людей не кладут в больницы по месту их прописки, а сваливают все в одну кучу в Москве.

Мне страшно. Я бессильна. Я могу только писать об этом. Но услышит ли меня кто-то? Я не знаю. Пока что никто меня не слышал. Пожалуйста, помогите мне. Не закрывайте меня с больными людьми. И не закрывайте других здоровых людей в одной палате с больными.

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
copyright 2019